Revan (revan_1) wrote in debatepolitics,
Revan
revan_1
debatepolitics

Categories:

Как сионисты сотрудничали с нацистами





Как все утописты, сионисты вовсе не стремились защищать реально существующий народ. Они конструировали новый и только ему были преданы.
Еще в 1977 году за счет автора, Шабтая (Саббатая) Бейт-Цви, старого уроженца России, издана книга с длинным и туманным названием «Кризис постугандийского сионизма в дни Катастрофы 1938–1945 гг.». Книга сама по себе не была замечена, поскольку ей никто не дал рекламы. Только в 1983-м грянул скандал: Бейт-Цви процитировала известный и официально признанный израильский историк Дина Порат. С тех пор данные Бейт-Цви многократно использовались историками, чаще всего — без ссылок на оригинал.
Саббатай Бейт-Цви проработал всю жизнь в архивах Еврейского агентства в Тель-Авиве, и сведения у него — наиточнейшие.
Сам Бейт-Цви полагает, что «угандийский кризис» развел сионистов на реалистов и утопистов: реалисты хотели принять «угандийский вариант». Утописты взяли курс на построение еврейского государства в Палестине любой ценой и во что бы это ни обошлось еврейскому народу. В особенности это сказалось в дни торжества нацизма, когда погибла (по мнению Бейт-Цви) треть всего еврейского народа. Причем сионисты могли бы спасти евреев, но не делали этого: ведь евреи, в своем огромном большинстве, не ехали в Палестину.
Кстати говоря, Бейт Цви не скрывал, что взялся за свою книгу в 1975 году под влиянием злобы дня: в эти годы Израиль и международные сионистские организации требовали не пускать в США эмигрировавших советских евреев. Евреи должны жить в Израиле! Обязаны! Так за них решили сионисты.
В частности, сионисты скрывали известные им планы уничтожения нацистами евреев. Ведь сионисты, с одной стороны, выдавали свою политическую точку зрения за мнение всего еврейского народа и действовали как полномочные представители всех евреев земного шара. А с другой стороны, реально существующий еврейский народ был им неприятен и неблизок, и заботиться о нем они даже не думали.
Возможно, до читателя доходили глухие слухи, что в 1939 году «евреи объявили войну Германии». Собственно говоря, тут нет ничего нового, но после Второй мировой войны были приложены просто титанические усилия, чтобы спрятать концы в воду.
Бейт-Цви тоже вспоминает эту историю, когда-то нашумевшую, сыгравшую важную роль, а потом изо всех сил забываемую. Дело в том, что 16–25 августа 1939 года в Женеве проходил XXI съезд сионистского движения. На этом съезде сионисты устами своего главы и будущего первого Президента Израиля, Хаима Вейцмана, объявили войну Германии.
Подчеркну: война была объявлена не от имени Всемирной сионистской организации. Даже не от имени евреев Палестины. Не от будущего и тогда не существовавшего государства Израиль. Нет, война объявлялась от имени всего еврейского народа. Оно было широко опубликовано в ряде газет 21 августа 1939 года.
Шутовское объявление, вроде объявления войны Англии бароном Мюнхгаузеном? Не совсем… потому что до 1 сентября 1939 года оставалось всего 9 дней. Большинство евреев Польши понятия не имели о том, что от их имени объявили войну Третьему рейху. Но очень скоро, подняв карабин к плечу, им напомнят: «Вы же объявили нам войну, ребята… Не забыли?»
Нацисты в своей пропаганде много раз использовали это решение сионистов и слова Хаима Вейцмана. Большинство немцев хотя бы краем уха слышали об этом: «Евреи развязали войну».
В современной литературе политических евреев нет НИ ОДНОГО упоминания об этом факте. Вот, например, сведения о 21-м Сионистском конгрессе в Женеве 1939 года, из Краткой еврейской энциклопедии, выложенной в Интернете: «21-й Сионистский конгресс. Женева (Швейцария), 16–25 августа 1939 г., 527 делегатов. Председатель — А.М.М. Усышкин. Участники конгресса единогласно утвердили резолюцию, содержавшую резкую критику Белой книги М. Макдональда и провозглашавшую готовность сионистов вступить в борьбу против предусмотренных ею ограничений на поселение евреев в Эрец-Исраэль. Б. Кацнельсон призвал резко расширить масштабы «нелегальной» иммиграции, рассматривая ее как единственное средство спасения европейского еврейства от геноцида. Усышкин высказал глубокое беспокойство за судьбу евреев Польши в случае вторжения германских войск в эту страну. Закрывая конгресс, завершившийся за шесть дней до начала Второй мировой войны, Х. Вейцман, в частности, сказал: «Я молюсь лишь об одном: чтобы все мы встретились вновь».{68}
В эту фразу не очень верится, потому что у сионистов были самые лучезарные отношения и с немецкими нацистами, и с их союзниками. В 1930-е годы они были очарованы Муссолини и предлагали ему помощь в борьбе с Британией. Поделимся: тебе Африка, нам — Палестина.
В Третьем рейхе сионистское движение действовало совершенно легально: идеологии-то родственные, особенно у социалистов-сионистов и национал-социалистов Германии. Даже была отчеканена медаль, несущая шестиконечную звезду Давида с одной стороны и свастику — с другой. В знак вечной дружбы между сионистами и нацистами.
А что удивляться? Понятные нацистам сионисты были полезны: избавляли Германию от евреев. Для обычной эмиграции действовал налог на вывоз капитала за границу, который Гитлер еще увеличил во много раз. А выезд евреев в Палестину нацисты поддерживали и всячески содействовали их деятельности в Германии. Баварское гестапо направило 28 января 1935 года полиции следующий циркуляр: «С членами сионистской организации, по причине их деятельности, ориентированной на эмиграцию в Палестину, не следует обращаться с такой же строгостью, какая необходима при обращении с членами (ассимиляционистских) германских еврейских организаций».
27 августа 1933 года между Министерством экономики Третьего рейха и сионистскими представителями из Германии и Палестины заключено так называемое соглашение «Хаавара» («Перенос» — на иврите). По этому соглашению еврейским эмигрантам разрешался прямой трансфер части их имущества в Палестину, облегчался экспорт товаров из Германии на Ближний Восток. Это создавало брешь в бойкоте немецких товаров, к которому призывали евреи зарубежных стран. Сионистские организации и руководство ишува (еврейской общины в Палестине) были верными друзьями Третьего рейха: демонстративно не участвовали ни в каких формах протеста против Германии. А немецкими товарами сионисты торговали вплоть до Англии.
«Хаавара» в Тель-Авиве и такая же организация «Палтрой» в Берлине помогали переводить деньги. Механизм операций простой: еврей-эмигрант клал в банк Вассермана в Берлине или в банк Варбурга в Гамбурге деньги: как минимум 1000 фунтов стерлингов. На эту сумму еврейские экспортеры могли закупить германские товары, предназначенные для Палестины, и выплатить соответствующую стоимость в палестинских фунтах на счет компании «Хаавара» в англо-палестинском банке в Тель-Авиве. Когда эмигрант прибывал в Палестину, он получал сумму, эквивалентную той, которую положил в банк в Германии.
Многие будущие премьер-министры Израиля участвовали в компании «Хаавара» и получали оттуда деньги не только на сионизм, но и себе лично. А именно: Бен-Гурион, Моше Шарет (Шерток), Голда Меир поддерживала ее из Нью-Йорка, а Леви Эшкол был ее представителем в Берлине. Операция была выгодной для обеих сторон, причем сионисты осуществляли «выборочную» иммиграцию — иммигрировать могли только те, чьи капиталы позволяли развивать сионистскую колонизацию Палестины. Сионизму было более важно спасти из нацистской Германии еврейские капиталы для развития их предприятия, чем жизни евреев, не способных работать или воевать. Они были балластом. Уезжали только полезные евреи (богачи, техники, молодые люди, способные укрепить армию). В то время как масса «менее выгодных» евреев оставлялась на произвол Гитлера… оставляли вполне умышленно. Понимая, что делают.
В общей сложности с 1933 по 1939 год по этому соглашению в Палестину было переведено около ста миллионов рейхсмарок.
Пикантная деталь: видный сионист Хаим Арлазоров, подписавший соглашение о «трансфере капитала и технологий», долгое время был любовником Магды Геббельс. Этот человек был убит спустя недолгое время после возвращения в Израиль. Кто убил — спорят до сих пор. Версии разные: от того, что за смертью бывшего любовника стояла сама Магда Геббельс, прятавшая концы в воду, до нацистов и самих сионистов… Тоже прятавших концы в воду.
Кстати, ничего страшно тайного я читателю не рассказываю. Никакого проникновения в тайны «мировой закулисы»! И о договорах сионистов с нацистами, и о романе жены Геббельса с евреем Арлазоровым написаны не только статейки в Интернете, но и целые книги. Пишут об этом и Бейт-Цви, и американский еврей Ленни Бреннер в книге «Сионизм в век диктаторов», и Кардель Хеннеке в книге «Адольф Гитлер — основатель Израиля», и Марк Вебер в блестящей статье «Сионизм и Третий рейх». О романтических отношениях Магды и Хаима написано в сентиментальной книге австрийского историка и публициста Анны Марии Зигмунд «Женщины нацистов». Книги на русский язык не переведены, статья Вебера в Интернете была и внезапно исчезла.
А на международной арене сионисты прилагали все усилия, чтобы не дать спасти евреев Европы. Ведь евреи не хотели ехать в Палестину, а правительства Европы не хотели давать на это денег. Нацисты тут исключение.
Долгое время сионисты вообще не хотели обсуждать проблему холокоста. Но к 18 января 1943 года известия о гибели евреев так широко распространились, что скрыть их уже стало невозможно. На заседании сионистских лидеров победила позиция Ицхака Гринбойма: не давать ни копейки на дело спасения европейских евреев и не разрешать проводить сбор средств для спасения евреев. Почему? «Это опасно для сионизма, мы не можем дать денег из сионистских фондов на спасение евреев, этих денег хватило бы, но мы сохраним эти средства для нашей борьбы. Сионизм превыше всего — это наш ответ тем, кто требует отвлечься для спасения евреев Европы». На этом же заседании Ицхак Гринбойм был избран «министром по спасению» европейских евреев»… Видимо, его способы «спасения» всех устраивали.
Бейт-Цви приводит десятки цитат из подлинных протоколов тех времен:
«В мае 1942 года вождь сионистов Америки Абба Хиллель Силвер определил две основные задачи, стоящие перед сионистами Америки: национальное воспитание и пропаганда идеи независимого еврейского государства. О спасении — ни слова. В октябре 1942 года Бен-Гурион определил три основные задачи сионизма: борьба с ограничениями на иммиграцию евреев, создание еврейских вооруженных сил, создание еврейского государства в Палестине после войны. О спасении — ни слова».
Более того: когда появлялась реальная идея спасения, сионисты ее срывали. Религиозные евреи Америки в октябре 1943 года хотели просить Рузвельта вмешаться. Возможно, президент и послушался бы их, но сионисты, пользуясь своим влиянием, не пустили делегацию к Рузвельту. Не поделились политическим влиянием, а что люди погибли… Так ведь лес рубят, щепки летят.
5–16 марта 1938 года, по инициативе президента США Рузвельта, была созвана Эвианская конференция во французском городе Эвиан-бе-Лен. На нее прибыли представители 32 стран, чтобы помочь эмиграции евреев из Германии и Австрии. Сначала еврейский мир принял созыв конференции с восторгом и даже дал ей название «Конференция совести мира».
Сионистское движение надеялось, что конференция отдаст Палестину на заселение евреям, что будет принято решение, обязывающее Англию — суверена Палестины — принимать еврейских беженцев.
Но этого не произошло: Эвианская конференция занималась планами спасения евреев, а не планами заселения Палестины. Все представители стран говорили о возможности приема беженцев в своих странах и не думали оказывать давление на Англию.
«И тут радикально изменилось отношение сионистов к конференции, — пишет Бейт-Цви, — восторг уступил место гневу, и надежды сменились разочарованием. Было отменено выступление главы сионистского движения Хаима Вейцмана: если конференция не собирается навеки решить проблему евреев путем переселения их в Страну Израиля — нечего и стараться». Немедленно вся сионистская пресса подняла истерическую кампанию: «Мы брошены, и никто нас не утешит в этом бессовестном мире».
Несионистские наблюдатели были оптимистичны: конференция давала надежду на прием всех потенциальных эмигрантов в разных странах. Надежда имела основания, и именно поэтому сионисты изо всех сил пытались торпедировать конференцию. Бейт-Цви приводит письмо одного сионистского лидера, Джорджа Ландауэра, другому — Стивену Вайсу:
«Особенно мы (сионисты) боимся, что конференция подвигнет еврейские организации на сбор средств для переселения еврейских беженцев, а это повредит нам в сборе денег на наши цели». Бейт-Цви резюмирует речи главы сионистов Хаима Вейцмана: «Для приема еврейских беженцев в любой стране будет нужно много денег, значит, сионистские финансы будут подорваны. Если конференция увенчается успехом (то есть поможет еврейским беженцам эмигрировать из нацистской Германии), она нанесет непоправимый ущерб сионизму. Не дай Бог, чтобы страны — участницы конференции явили свое великодушие и пригласили евреев Германии в свои пределы, тогда Палестина будет отодвинута другими странами, евреи не дадут денег, и англичане не будут давать разрешения на въезд в Палестину».
Так же относились к идее спасения евреев и другие вожди сионизма. На заседании всемогущего Еврейского агентства 26 июня 1938 года Гринбойм говорил о «страшной опасности Эвиана». Сам Давид Бен-Гурион тоже сказал, что в случае успеха она принесет страшный вред сионизму. Главная задача сионистов, сказал он, снизить имидж конференции и постараться сорвать ее, не дать ей принять решения.
Так они и сделали — на конференцию выехала делегация самого низкого ранга, и та в основном отговаривала делегатов других стран: зачем, мол, им нужны еврейские иммигранты?
В истории сохранилась только сионистская точка зрения: сионисты были разочарованы, что конференция не оказала давления на Англию и не потребовала переселения евреев в Палестину. Сионисты саботировали усилия всех западных стран спасти евреев из нацистской Германии: пусть лучше они сгинут в Дахау, чем уедут в любую страну, кроме Палестины.
Конечно, в то время, в 1938 году, никто и не думал о возможности массового уничтожения, но все же тяжела ответственность сионистов, сорвавших конференцию и объективно способствовавших гибели миллионов. Ведь нацисты хотели только отделаться от евреев, депортировать их — но это было непросто. Многие евреи Германии были немецкими патриотами и не хотели покидать свою страну даже в условиях тяжких гонений. Несмотря на Нюрнбергские расовые законы, погромы, дискриминацию, число ежегодно эмигрировавших евреев падало и дошло до 20 тысяч человек. Всего с 1933 по 1938 год эмигрировало из Германии только 137 тысяч евреев. Эти медленные темпы сердили нацистов, желавших быстро отделаться от евреев. Эвианская конференция должна была помочь решить проблему: найти новое место жительства для немецких и австрийских евреев.
Возможность договориться была: Германия согласилась оставить у себя 200 тысяч евреев, а прочие страны были готовы принять около полумиллиона человек в течение трех-четырех лет, из них США — 100 тысяч, Бразилия — 40 тысяч, Доминиканская Республика — 100 тысяч и т. д.
Бейт-Цви подробно рассказывает, как сионисты срывали все планы эмиграции евреев. Будущий министр иностранных дел Израиля Моше Шарет (Черток) сказал на заседании сионистского руководства 12 ноября 1938 года, через два дня после «Хрустальной ночи», массового погрома евреев в Германии: «Еврейское агентство не должно быть соучастником эмиграции евреев в другие страны». Ицхак Гринбойм, «министр по делам спасения евреев», выразился еще круче: «Нужно сорвать организованную эмиграцию из Германии и начать открытую войну против Германии, не задумываясь о судьбе немецких евреев. Конечно, евреи Германии заплатят за это, но что поделаешь».
Сионисты срывали все попытки спасения евреев вне Палестины. Народы мира хотели спасти евреев, но вот везти их всех насильно в Палестину не собирались. Это не устраивало сионистов. Они сорвали план поселения беженцев на острове Минданао на Филиппинах, предложенный президентом Рузвельтом, план поселения в Британской Гвиане, в Австралии. Когда Чемберлен предложил дать еврейским беженцам убежище и возможность поселиться в Танганьике (ныне Танзания), лидер сионистов Америки Стивен Вайс воскликнул: «Пусть лучше погибнут мои братья — евреи Германии, чем живут в бывших еврейских колониях». Коротко и ясно.
Кстати, характерная деталь: а почему Стивен Вайс назвал колонии Британии еврейскими? Если оговорка — то о чем она свидетельствует?
В апреле 1942 года, когда вести об уничтожении евреев уже разнеслись по миру, «министр иностранных дел» сионистского движения заявил: не следует заниматься спасением евреев, если они не иммигрируют в Палестину. В то же время Хаим Вейцман выразил радость, что так и не нашлось убежища для евреев. Глава сионистов Америки Стивен Вайс прекратил даже отправку продовольственных посылок евреям, умиравшим от голода в гетто Польши.
Бейт-Цви подробно обсуждает предложение правителя Доминиканской Республики Трухильо — принять сотню тысяч еврейских беженцев (чтобы увеличить белое население, привлечь капитал и улучшить отношения с США). И тут сионисты взялись за срыв этого предложения. Только несколько десятков семей добрались до Санто-Доминго и уцелели. Путь другим был прегражден всеми силами сионистской организации: финансисты не давали денег, моралисты предупреждали, что в Санто-Доминго притесняют черных, пуристы писали, что там неизбежны смешанные браки. К 1943 году Хаим Вейцман смог с удовлетворением сказать, что этот план похоронен.
Бен-Гурион высказался вполне определенно: «Задача сиониста — не спасение «остатка» Израиля, который находится в Европе, а спасение земли Израильской для еврейского народа». И далее: «Если бы я знал, что можно спасти всех детей Германии и вывезти их в Англию или лишь половину и вывезти их в Эрец-Израэль, я выбрал бы второе, потому что мы должны принимать во внимание не только жизнь этих детей, но и судьбу народа Израиля».
Действительно, «должны ли мы оказывать помощь всем, кто в ней нуждается, не учитывая характеристики каждого? Не должны ли мы придать этой акции сионистский национальный характер и попытаться спасти прежде всего тех, кто может быть полезным для земли Израильской и для иудаизма? Я знаю, может показаться жестоким ставить вопрос таким образом, но мы должны, к сожалению, уяснить, что, если мы можем спасти 10 000 человек из 50 000, которые могут внести вклад в создание страны и дело национального возрождения, или миллион евреев, которые станут для нас обузой или в лучшем случае мертвым грузом, мы должны ограничиться спасением 10 000, которые могут быть спасены, несмотря на проклятия и призывы миллиона, который не в счет».
Кстати, все высказывания Бен-Гуриона взяты из опубликованного меморандума «Комитета спасения» Еврейского агентства, 1943 год. Опять — никаких тайн, никакой кражи секретных документов.
Одна из самых кошмарных историй в книге связана с кораблями «Патрия» и «Струма». Годами и десятилетиями сионистская пропаганда рассказывает, что евреи-беженцы на борту этих кораблей предпочли смерть, когда их не пускали в (будущий) Израиль, и подорвались. Более злобная сионистская пропаганда винила во всем англичан, якобы подорвавших «Патрию» и торпедировавших «Струму». Говоря словами Бен-Гуриона в мае 1942 года, «Страна Израиля или смерть». Но зря сионисты приписывают эту позицию эмигрантам…
На борту «Патрии» было без малого 2 тысячи беженцев, в основном евреев из Чехословакии и Германии, она стояла в Хайфском порту в ноябре 1940 года перед отправкой на остров Маврикий. Англия, суверен Палестины, не могла впустить такое количество нелегальных иммигрантов вопреки воле народа Палестины, но не хотела и погибели евреев — поэтому она решила депортировать беженцев на остров в Индийском океане до конца войны.
И вот тогда-то командование «Хаганы», нелегальной террористической организации, решило сорвать высылку, а для этого произвести взрыв мины на борту «Патрии». Решение было одобрено «министром иностранных дел» еврейской общины Палестины Чертоком-Шаретом, отвечал за исполнение Шаул Авигур, впоследствии один из руководителей израильской разведки.
Известно имя негодяя, который прикрепил мину к днищу корабля, — Меир Мардор. Мина взорвалась, судно затонуло в течение 10–15 минут, и с ним погибло 250 беженцев.
Если бы не ряд случайных факторов, жертв было бы еще больше: «Хагана» хотела взорвать куда большую мину, но порт охранялся, и большую мину не смогли доставить к борту «Патрии». Не удалось им подорвать мину и глубокой ночью — иначе, наверно, и уцелевших не было бы. Бейт-Цви пишет: «Из соображений национальной солидарности противники этой акции молчали», даже когда сионисты пытались свалить вину на… англичан, самоотверженно спасавших пассажиров «Патрии».
Точная судьба «Струмы» неизвестна до сих пор, потому что уцелел только один человек. «Струма», впервые спущенная в воду в 1867-м, в 1942 году была зафрахтована организацией румынских евреев. С согласия румынского правительства их должны были вывезти — но Британия собиралась везти их не в Палестину, а в Восточную Африку. 34 февраля 1942 года судно взорвалось в Черном море. Погибло 768 пассажиров судна (из них 103 — дети). Спасся только 19-летний Давит Столяр, который держался на одном из обломков до прибытия спасателей.
В гибели судна одновременно обвинили советскую подлодку и британские спецслужбы. После гибели «Струмы» подпольная еврейская организация «ЛЕХИ» выпустила постер «Разыскивается за убийство» с именем британца МакМайкла. В 1944 году «ЛЕХИ» организовала покушение на МакМайкла, но он уцелел, террористы только ранили его жену.
Бейт-Цви считает, что и тут весьма вероятна диверсия сионистов.
Сионистское руководство спокойно отнеслось к гибели беженцев «Патрии». «Их жертва не напрасна», — сказал Элиягу Голомб. «День (депортации беженцев с) «Атлантика» был для меня чернее дня (гибели беженцев) «Патрии», — добавил он, четко выразив кредо сионизма: пусть лучше евреи погибнут, если уж нельзя их привезти в Израиль.

Уже спустя более 20 лет после падения Третьего рейха сионистские лидеры вполне определенно говорили о своей лояльности к нацизму и наплевательском отношении к простым евреям. Вот что говорит сионист Елиезар Ливнэ: «Если бы мы видели нашу основную задачу в спасении максимального числа евреев, тогда нам нужно было бы сотрудничать с партизанами. Партизанские базы были в Польше, Литве, в оккупированных фашистами районах России, в Югославии, а позднее в Словакии. Если бы наша главная цель состояла в том, чтобы помешать ликвидации и если бы мы вошли в контакт с партизанскими базами, то мы бы спасли многих».
Но сионисты старались договориться с политическими двоюродными братьями: нацистами. Среди нацистов было не так уж мало евреев или людей с большой примесью еврейской крови. Про Эйхмана говаривали, что он «маленький еврей фюрера» и что «у него посреди рожи торчит ключ от синагоги». Примерно то же говорили про специфический нос Рейнхарда Гейдриха, шефа службы безопасности Рейха. Были ли они евреями, доподлинно неизвестно, но независимо от того, встречались ли дорогие сородичи или «всего лишь» единомышленники, но сионистские эмиссары Кастнер и Бранд очень хорошо и весело общались в Венгрии с Эйхманом и Вислицени. Они не только вместе вкусно кушали и пили, но и согласились на выезд из Венгрии небольшого числа евреев, которые были в состоянии за это хорошо заплатить. И оставили на произвол судьбы десятки тысяч остальных.
В шестидесятые годы разразился скандал: израильские журналисты разоблачили доктора Кастнера. Тот подал в суд, но проиграл процесс, а венгерский еврей, жертва сговора нацистов и сионистов, застрелил Кастнера на улице.
История Кастнера стала материалом написания в Англии пьесы о венгерском гетто… Сионисты устроили истерику, под их влиянием пьесу не поставили и не издали. Автор выпустил ее за свой счет.
И после войны сионисты не считались ни с чем, лишь бы пополнить население Палестины… И только что возникшего, образованного 14 мая 1948 года, Израиля.
Вот история организации массовой волны эмиграции из Ирака. Тоже не тайна — история подробно описана известным израильским журналистом Томом Сегевом в книге «1949», ближневосточным корреспондентом английской газеты «Гардиан» Дэвидом Херстом в книге «Ружье и оливковая ветвь» (вышла в 1977 г.).
Массовая иммиграция евреев из Ирака была спровоцирована тремя взрывами в синагогах Багдада. При взрыве в синагоге Шем-Тов были убиты трое и десятки ранены. Со временем выяснилось, что взрывы были произведены агентами израильской разведки.
Одновременно пресса ряда стран беспрерывно нагнетала напряжение разговорами о «близящихся погромах» в Ираке. Сассон Кадури, главный раввин Ирака, писал в своих мемуарах: «К середине 1949 года пропагандистская война в Америке началась не на шутку. Американские доллары должны были спасти иракских евреев — вне зависимости от того, нуждались ли они в спасении. Каждый день были погромы — на страницах «Нью-Йорк таймс», в корреспонденциях из Тель-Авива. Почему никто не спрашивал нас?..
И, конечно же, Ирак наводняли агенты, сулившие золотые горы эмигрантам в Израиль. Начались требования разрешить массовую эмиграцию, пресса и в Ираке, и во всем мире начала обвинять иракское правительство в том, что оно преследует евреев. Британия объявила о торговом бойкоте такой нехорошей страны.
Наконец, под давлением демонстраций и торгового бойкота иракское правительство капитулировало и издало указ о массовой эмиграции евреев — практически об изгнании. Так начался исход, завершение «операции Али-Баба». Понятное дело, в Израиле 110 тысяч иракских евреев нашли не золотые горы, но положение на дне общества.
Отметим еще вот что. Бен-Гурион кричал, что к 1960 году соберет в Израиле 4 миллиона евреев… Но реально с 1951 по 1961 год приехало 800 000. В 60-х годах иммиграция не превышала 30 000 евреев в год. В 1975–1976 годах эмиграция из Израиля превысила иммиграцию.
Единственным «счастьем» были антисемитские кампании в Румынии и в Польше, они давали хоть сколько-то приездов. В Польше в 1967 году власти ухитрились выгнать евреев чуть не поголовно… Хоть большинство бежали куда угодно, только бы не в Израиль, около 200 тысяч удалось затащить «на историческую родину».
Исход из СССР был своего рода манной небесной. Причем массовая эмиграция 1900–1993 годов из Советского Союза была организована по тем же рецептам, что и из Ирака в 1949-м. Распускались провокационные слухи о близящихся погромах, они бесконечно умножались, пропущенные через призму западных агентств новостей. Была произведена целая серия провокаций. То по Москве бегало очень страшное общество «Память». Оно никого не убило, и даже не было ни одного нападения, но рассказов о нем было очень много. И об угрозах убивать евреев, и о свастиках на дверях, и о скорых погромах…
Апофеозом было сообщение точной даты погромов: 5 мая 1990 года.
Я расспрашивал очень многих людей, откуда они вообще узнали о «Памяти» и о его угрозах? И все мои собеседники с удивлением обнаруживали, что узнали об этом из «демократической» прессы.
Очень интересную историю рассказывает Израэль Шамир: «Годы спустя я встретил в Иерусалиме Аллу Гербер, московскую еврейскую писательницу, активную участницу «дела Осташвили».
— Вы, израильтяне, должны воздвигнуть мне памятник, — сказала она. — Это я прислала вам миллион русских евреев.
Выяснилось, что Алла Гербер (вместе с Щекочихиным и Черниченко) пустила в эфир дезу о близящихся погромах с якобы установленной датой — 5 мая. Созданная этими слухами волна панического бегства способствовала дестабилизации Советского Союза и ускорила его гибель. Конечно, слова Аллы Гербер не имели бы никакого эффекта, если бы они не были многократно усилены всей пропагандистской машиной сионистского пиара. Не она, так кто-нибудь другой прошептал бы нужные слова, повторенные послушным аппаратом, и неискушенные «советские граждане еврейского происхождения» потянулись бы вереницей подметать улицы Тель-Авива, стрелять по палестинским детям, умирать и ложиться в неосвященную землю за забором еврейского кладбища на далекой земле».{69}
Естественно, в СССР 1990 года тоже (как в Ираке 1949-го) появились эмиссары сионистов, рассказывавшие о райской жизни в Израиле. Их рассказы тоже были важным фактором. Немного раздражает баранье поведение большинства евреев. Пропаганда пропагандой, но надо же и самим хоть немного соображать.



Источник: http://maxima-library.org/mob/b/58047?format=read
Tags: Деньги, Евреи, История, Иудеи, Коммунизм, Криминал, Политика, Религия, Сионизм
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo debatepolitics october 21, 2018 01:24 15
Buy for 10 tokens
С 2005 года в России закрыто более 35 000 крупных и средних заводов. Вдумайтесь: каждый день включая выходные на протяжении 12 лет страна лишалась 8 заводов! За 20 лет Россия лишилась 38 000 крупных коллективных агрохозяйств. 5 колхозов в день! 39% оставшихся убыточны. За 20 лет Россия…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments